Отключить рекламу

Подпишитесь!


06.08.17
2645 0 Печатать

Правоохранители могут задерживать товары на таможне без любых обоснований — заместитель бизнес-омбудсмена

Эксклюзив delo.ua С какими проблемами сегодня сталкиваются экспортеры и импортеры в Украине, как их работе мешают правоохранители и почему некоторый бизнес заставляют получать разрешение от Министерства экономики на выполнение каждого внешнеэкономического контракта? Ответы на эти вопросы дает заместитель бизнес-омбудсмена Татьяна Короткая.

Экспортная выручка от реализации украинских товаров сокращался в течение последних четырех лет. Последние же два года были самыми болезненными для бизнеса, который работает на заграницу. Украинские предприниматели добровольно-принудительно начали сокращать присутствие на своем крупнейшем рынке — в России, да еще столкнулись и с транзитными проблемами в другие странны из-за позиции РФ. Поэтому многим пришлось нащупывать другие рынки для украинской продукции и услуг, повышая при этом их качество. Товарная выручка упала с $53,9 млрд в 2014-м до $36 млрд в 2016-м, а поступления от экспорта услуг в прошлом году сократились на 1,1% до $9,63 млрд.

Delo.UA пообщалось с заместителем бизнес-омбудсмена Татьяной Короткой о проблемах экспортеров и импортеров в Украине, об ограничении деятельности со стороны правоохранителей, а также об изменениях, которые могут облегчить жизнь внешним торговцам.

В 2017 году рост внешней торговли наблюдается на уровне на 25%. Мы только восстанавливаем потерянное или также происходит переориентация на новые рынки?

Пожалуй, необходимо начать с того, почему тема экспорта-импорта сегодня особенно актуальна для Совета бизнес-омбудсмена. В целом мы интересуемся всеми сегментами рынка, но международная торговля сейчас является одним из приоритетов. Украина имеет зону свободной торговли с Евросоюзом, с сегодняшнего дня создается ЗСТ с Канадой, идут переговоры с Турцией, Израилем и даже со странами Латинской Америки. Экспорт является одним из драйверов украинской экономики, поэтому его динамика и связанные с внешней торговлей вопросы не могут остаться вне внимания Совета.

Что касается статистики, у меня нет внутреннего ощущения победы по этому поводу.

Неправильно забывать про предыдущие годы, когда у нас была активная торговля на 360 градусов. Сейчас торговля с нашими соседями сокращена, она не заблокирована, но является узким местом. Ранее экспорт в Россию был наибольшим, сейчас происходит переориентация как на рынки Европейского Союза, так и на рынки других регионов.

Действительно статистика демонстрирует рост по сравнению с прошлым годом. Но если брать за базу предыдущие периоды, то растем мы очень медленно и даже, по-моему, не вышли пока на позитивный баланс. Хотя несмотря на отсутствие глобального прорыва в экспорте, ситуация все же улучшается. Мы постепенно разворачиваем свою торговлю в направлении Европы. Последовательно и спокойно, и это очень позитивно.

Но несмотря на это, есть домашнее задание, над которым должна работать Украина. Мы должны создать внутри такие правила игры, чтобы экспортировать или импортировать можно было по прозрачным и понятным правилам.

В чем состоит это домашнее задание?

Безусловно, много вопросов внешней торговли связаны со стандартами качества и безопасности продукции, которая продается в ЕС и другие страны. Кроме того, остаются вопросы: каким видом транспорта компании доставить груз до границы, какие проблемы с документами могут возникнуть на границе, со сроками нахождения товара на том или ином пункте пропуска, с какими трудностями приходится сталкиваться при транзакциях и т. д.

Все эти проблемы, к сожалению, не обсуждаются на уровне высоких политических дискуссий. В то же время, согласно рейтингу Doing Business по компоненту "международной торговли" за последний период мы ухудшили свою позицию на пять пунктов. Это плохая тенденция, которая огорчает Совет бизнес-омбудсмена и разочаровывает бизнес.

Это может быть связано с тем, что мы стояли на месте, а в других странах что-то менялось в позитивную сторону.

Да, это может работать и так, мы стоим на месте, а кто-то двигается вперед. Вопрос еще в том, что у нас сильно зарегулированы связанные с внешней торговлей процессы. Я бы начала с базы: Закон Украины "О внешней торговле" принимали еще в 1991 году, он старый и в нем всего пару норм работает на благо. Но там также есть нормы с дополнительными требованиями к документам, к примеру, об обязательном переводе контрактов или об обязательном наличие актов выполненных работ. Все это давно уже не используется в развитых странах.

Депутаты действительно недавно приняли послабления для экспортеров услуг, это хорошие изменения, которые были разработаны под нашу IT-сферу. Но почему не распространить эту практику и на товары?

Услуги — это очень хорошо, их нужно поддерживать, чтобы у нас развивался IT-кластер. Но производство товаров требует большего задействования людей и ресурсов, потому дает больший эффект для развития других участников рынка.

Можете ли сказать, какие документы, по вашему мнению, вообще не должны требовать от импортеров и экспортеров?

Много компаний, к примеру, должны получать справку от Министерства экологии об экологической безопасности. Речь не идет о радиологической безопасности. Нужен документ, что товар просто не является небезопасным веществом. И этой справки ждут месяцами. Возможно, пришло время от нее отказаться либо найти возможность максимально упростить процедуру.

Какие проблемы у предпринимателей, которые занимаются внешней торговлей, возникают ли проблемы при общении с правоохранительными органами?

С ними-то как раз в первую очередь и возникают трудности на таможне. К примеру, таможня получает письмо от правоохранителей, что, по их мнению, такая-то компания, возможно, нарушает статью закона об экономической безопасности. И потому правоохранители просят остановить конкретный груз до выяснения обстоятельств.

То есть они не должны предоставлять каких-либо доказательств, что были допущены нарушения?

Имеют право не раскрывать детали и не обосновывать такие задержания. А таможенник, в свою очередь, обязан подчиниться, остановить груз и разместить его на складе, пока правоохранительные органы не разрешат груз отпустить. Так срываются поставки. В этот момент компании подключают адвокатов и начинают искать выход из ситуации.

По вашему мнению, груз компаний останавливается, потому что есть реальные для этого основания, или же это злоупотребление служебным положением?

По-разному. Правоохранительные органы также должны выполнять свою работу. Вопрос еще в том, завершилась ли такая остановка товаров уголовным делом, переданным после в суд. Если нет, то и претензий, и остановок не должно было быть.

И у нас никто не несет за это ответственности и даже нет понимания, что кто-то должен ответить.

У таможенников процедуры выписаны более-менее по европейскому законодательству. Будет проходить реформа, за основу которой взяли европейский стандарт blue print. Речь идет о стандартах, как должны быть построены процессы, какая информация на каждом этапе прохождения таможенных процедур должна быть. Если этих стандартов будут придерживаться, то у нас все будет в порядке на таможне.

Но важно также, как эти стандарты будут внедряться. Сейчас же никаких стандартов не придерживаются и не несут за это никакой ответственности. А пока не будет реальной ответственности каждого отдельного таможенника, он будет допускать нарушения.

Сейчас часто ведутся дискуссии об организации таможни — отделить от ГФС или централизовать в ее составе. Какой вариант может решить текущие проблемы бизнеса на таможне?

Практика ЕС показывает, что нет идеальной модели, выбор той или иной организационной структуры — это не панацея. Все зависит от того, как выполняются процедуры и придерживаются ли исполнители законодательства.

Просто сейчас дискуссия о реформе таможни сводится исключительно к ее организации.

Это дискуссия интересов, я полагаю. Кто-то претендует на то, чтобы руководить этим органом, конечно, тогда есть заинтересованность в той или иной организационной структуре. Но для бизнеса форма или структура не имеют никакого значения. Мы же в Совете бизнес-омбудсмена работаем над формированием в Украине культуры ведения прозрачного бизнеса, чтобы предприниматели не шли договариваться.

Можете ли назвать ключевые вопросы, о которых приходится "договариваться" экспортерам и импортерам?

Мы так много говорим о таможне, но как раз с жалобами на нее у нас ситуация существенно улучшилась, динамика за последние два года очень позитивная. Самый проблемный вопрос — это определение таможенной стоимости товара для импортеров. При ее определении важно происхождение товара: если ты, к примеру, производитель, то имеешь возможность предоставить более низкую цену.

Или другая ситуация, когда товар произведен нелегально, а документы сфабрикованы. Предприятие завозит продукцию по низкой цене, чтобы заплатить меньше налогов, а в стране продает по рыночной цене. Тогда претензии справедливы. Чтобы избежать таких вопросов, нужны базы данных, и они вообще-то у таможни есть. Но не всегда есть желание и навыки, чтобы профессионально оценить конкретный товар.

Возникают трудности при возврате переплат, ведь часто процедура идет через суд, а также с задержанием грузов на таможне. Но в последнем случае настоящие причины связаны с действиями правоохранительных органов.

Сегодня таможня активно развивается, если так пойдет, то в целом проблем с таможней быть не должно. Особенно, если примут закон об уполномоченных экономических операторах. Хотя это решение, в первую очередь, для крупного бизнеса. А многие государственные стратегии говорят, что драйверами экономического роста должен быть малый и средний бизнес. Мы подходим к самой болезненной теме, где я бы хотела остановиться.

Расскажите?

Речь идет об морально устаревших нормах законодательства о внешнеэкономической деятельности. Например, есть некое малое или среднее предприятие, которое делает, к примеру, стаканчики и готово их экспортировать. Но из закона "О внешнеэкономической деятельности" непонятно, какие бумаги нужны для экспорта.

В стране нет единой базы данных, где бы компания могла узнать весь перечень необходимых документов.

В ЕС, например, такая база есть и там четко написано, что нужно иметь на таможне, чтобы тебя впустили с твоим товаром.

В нашем законе, к примеру, есть два инструмента, которые ограничивают движение товаров: лицензирование и квотирование. Наличие этих инструментов соответствует нормам ВТО. Однако, из положения национального закона не до конца ясно, как это применяется. То есть разбираются в этом лишь узкие специалисты-практики.

Другой пример. Согласно закону есть лицензия на экспорт товарных групп, а есть лицензия как разрешение осуществлять внешнеэкономическую деятельность. Но первая, оказывается, нужна не всем, а как получить вторую из закона непонятно. Кроме того, есть также индивидуальное лицензирование и это вообще не лицензирование, а санкция, применяемая за нарушение. При чем норма об этом, пожалуй, одна из немногого в законе о внешнеэкономической деятельности, которая работает. И работает она не в пользу бизнеса.

В каких случаях применяется эта санкция и какие с ней проблемы?

Какие могут возникать нарушения при внешней торговли? Контрабанда, но она регулируется таможенным и криминальным кодексами. Нарушения при возвращении валютной выручки, но это вопрос Нацбанка. Торговля с АТО, но этим занимается Служба безопасности Украины и другие правоохранители, и там есть специальный Закон Украины "О санкциях".

То, что называется индивидуальным лицензированием, никаким лицензированием не является.

Когда компания попадает под эту санкцию, на выполнение каждой внешнеэкономической операции она должна получать разрешение у Министерства экономики.

Инициировать применение санкций могут и фискальная служба, и СБУ, и Генеральная прокуратура, и другие органы. При этом МЭРТ является заложником ситуации, он обязан применять санкцию из-за множества межведомственных нормативных актов.

Этим вопросом мы занимаемся уже два года после подготовки системных рекомендаций касательно внешней торговли. Наконец в марте этого года премьер-министр Украины провел совещание с руководством силовых ведомств, ГФС, Минэкономики, поставив и вопрос либерализации санкций в сфере внешней торговли. В частности, подготовить проект нормативного акта, который можно быстро принять и который даст быстрый эффект.

В чем состоят ваши предложения?

Совет бизнес-омбудсмена вместе с бизнес-ассоциациями, антикоррупционными экспертами, международными проектами разработали изменения в порядок применения санкций. Основная вещь, которую мы предлагаем: обязать правоохранителей предоставлять обоснования для применения санкций. Сегодня они этого не делают.

Претензия не может быть просто мнением, изложенным на бумаге. Должны быть понятны ее причины, есть ли аргументы, подтверждающие факт нарушения, и т. д.

Генпрокуратура, СБУ и Минфин с фискальной службой формально поддержали наш проект.

Вторая проблема — это возвращение валютной выручки. Сегодня это работает следующим образом: коммерческие банки обязаны информировать фискальную службу, если у какого-то клиента не возвращен хотя бы один доллар валютной выручки. Они формируют списки без сумм, так как не имеют права их раскрывать из-за банковской тайны. Передают эти списки фискалам, а те без малейшего представления о масштабах нарушения (оно на миллиарды или на пять долларов), идут к бизнесу. Сегодня около 90% всех санкций по невозвращению валютной выручки касаются нарушений на сумму меньше $50 тыc., это немного. И лишь 10% — это действительно значительные суммы, требующие повышенного внимания.

Потому мы предложили изменения в нормативные акты, чтобы фискалы не трогали бизнес с небольшими нарушениями. Пеню все равно бизнес платит, но главное, чтобы не попадал под индивидуальное лицензирование и не просил у Минэкономики разрешения поставки по каждому своему контракту.

Применение таких санкций является сейчас масштабным явлением, этот вопрос сильно болит бизнесу?

За последние три года под индивидуальное лицензирование за нарушения при возврате валютной выручки попали 4 307 компаний. Каждая вторая компания должна была заплатить сумму меньше $50 тыс. При этом в 2016 году количество ходатайств о санкциях от СБУ выросло: если в 2015-м их было 93, то в 2016-м уже 580. Действительно, у нас появились проблемы, связанные с торговлей с неподконтрольными территориями, но ведь для этого есть специальное законодательство.

На кого еще Совету бизнес-омбудсмена жалуются экспортеры и импортеры, какие есть болевые точки для бизнеса, который занимается внешней торговлей?

Были единичные жалобы из-за квотирования продукции. Одна компания жаловалась на то, что уже выбрала все квоты на ввоз определенного вещества, которое ей нужно было для производства продукции. Это тоже устаревшая норма, которая раньше была направлена на защиту прав украинского производителя.

Сегодня есть три группы трудностей, связанных с экспортом и импортом товаров. Во-первых, это проблемы из-за непонятного и устаревшего администрирования внешнеэкономической деятельности, отягощенных требованиями к документам и их оформлению. В эту же группу входят проблемы с санкциями в сфере внешнеэкономической деятельности. Во-вторых, это валютное регулирование, но ему сейчас уделяется много внимания со стороны Нацбанка и идет либерализация. В-третьих, это проблемы внедрения международных норм и стандартов, связанных с сертификацией и техническим регулированием. И вот в этом вопросе Украина двигается очень медленно.

Беседовала Ирина Гудзь

Отключить рекламу
Комментарии
Контекстная реклама
Отключить рекламу
Календарь бухгалтера
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
Приложение
Курсы валют
Для того, чтоб распечатать текст необходимо авторизоваться или зарегистрироваться