Отключить рекламу

Подпишитесь!


03.07.11
1025 0 Печатать

Задача налоговой службы — не платить пеню, а производить возмещение НДС в срок, — Александр Клименко

Четыре месяца назад де-юре заместителем, а де-факто — первым заместителем председателя ГНСУ был назначен выходец из Донецкой области Александр Клименко. Когда глава ведомства отсутствует, именно г-н Клименко исполняет его обязанности. Он же значится первым заместителем председателя Комиссии по проведению реорганизации ГНАУ. Но дело не только в этом. Поговаривают, что г-н Клименко, как и глава ГНСУ Виталий Захарченко, является креатурой Президента Украины Виктора Януковича. Но при этом первый даже более близок к семье Гаранта. Пять лет работы вторым человеком в СГНИ по работе с крупными налогоплательщиками г.Донецка, безусловно, дали Александру Клименко бесценный опыт. А весьма частое присутствие в его обществе сразу четырех охранников дает основания полагать, что только опытом дело не ограничилось. БИЗНЕС решил поговорить с Александром Клименко о ситуации с уплатой налогов в стране, реформе налоговой службы и налоговой системы. — В центральном аппарате ГНСУ готовится 20%-ное сокращение. Будет ли подобное сокращение проведено на уровне областных и местных налоговых органов? — Целью является не сокращение какого-то процента штатных единиц, а реорганизация работы налоговых органов, совершенствование функциональной структуры. А уже посредством этого мы выйдем на возможность сокращения штатов. Главная задача реорганизации: перестроить работу налоговой службы так, чтобы максимально уйти от фискальных методов и добиться прозрачности во взаимоотношениях налогоплательщиков и налоговой службы. Центральный аппарат уже преобразован. БИЗНЕС следит за этими преобразованиями. И хотя мы не всегда согласны с оценками, но благодарны за освещение процесса. Мы сократили количество департаментов, убрали дублирование функций. Новосозданные структуры получили большую самостоятельность и возможность определять политику администрирования платежей. Теперь черед дошел до региональных органов. Здесь будем делать упор на сокращении управленческого аппарата. Скажем, на уровне областей сокращение составит процентов 30, а на местном уровне оно будет минимизировано. Потому что мы ставим во главу угла удобство налогоплательщиков. Они должны иметь возможность на месте сдать декларацию, получить консультацию и т.д. — Кого в большей степени коснется сокращение: сотрудников налоговой милиции или гражданской части службы? — Сокращение будет производиться пропорционально. Налоговая служба — это единый организм. Конечно, налоговая милиция выполняет очень важные для службы функции. Но это такое же подразделение, как юридический департамент, департамент аудита и т.д. — Реорганизация территориальных органов ГНС ограничится объединением части районных ГНИ или будут и другие изменения (создание налоговых округов и т.п.)? — Программа модернизации, предполагающая создание налоговых округов, утверждена и выполняется. Однако модернизация должна проводиться плавно. Сегодня, сокращая количество инспекций, мы идем по пути модернизации. В частности, при объединении инспекций сокращения произойдут в подразделениях, обслуживающих внутренние процессы. Это подразделения кадров, орга­низационно-распорядительные и т.п. Они могут обслуживать объединенные инспекции без ущерба для качества работы. Будут ли налоговые округа? Наверное, будут. Но сейчас мы принимаем тактические решения, которые могут дать быстрый результат. — Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы с администрированием налогов, сбором поступлений в бюджет? — Главная проблема — низкий уровень налоговой культуры. Что же касается законодательства, то по первому полугодию действия Налогового кодекса можно заявить, что в некоторых вопросах мы на несколько шагов впереди даже Европы… — Например? — Например, автоматическое возмещение НДС. Назовите мне хоть одну европейскую страну, где через 26 дней после подачи декларации автоматически возмещается НДС. Нет такой страны. Поэтому главное, чтобы налогоплательщики пришли к осознанию того, что необходимо работать “в белую”, не выдавать зарплату в “конвертах”, следовать действующему законодательству. Для формирования налоговой культуры, например, мы недавно провели конкурс “Страна уплаченных налогов” на лучший сценарий к мультфильму. И сегодня лучшие мультипликаторы Украины и России создают такой мульт­фильм. Все это делается для того, чтобы заложить в сознание будущих налогоплательщиков, а через них — и в сознание их родителей понимание того, что налоги платить нужно. Мы не можем приставить налоговика к каждому бизнесмену. Это будет возврат к фискальным методам. А их нужно применять только там, где мы четко видим, что государственные интересы попираются. С остальными мы должны вести диалог. — По сравнению с 2010 г. поступления в госбюджет существенно выросли, в частности по НДС и налогу на прибыль почти вдвое. За счет чего этого удалось добиться? Ведь сравнимого роста ВВП не наблюдается. — Первое — это рост экономики. Второе — введение в действие Налогового кодекса. Ряд его положений позволил нам перекрыть применение схем ухода от уплаты налогов. Зачастую именно ликвидацию схем почему-то называют усилением административного давления. — О каких именно схемах речь? — Например, 170 тысяч физлиц-“еди­ноналожников” работали на предприятиях, тут же оказывая им услуги. Были схемы, связанные с оказанием консалтинговых и прочих подобных услуг, а также с минимизацией налогооблагаемой прибыли путем выплат роялти (все, что г-н Клименко называет “схемами”, было вполне законным способом ухода от налогообложения. — Ред.). Законодатель ограничил возможности применения таких схем. Третья составляющая — детенизации экономики. Президент и премьер-министр четко поставили задачу: достичь роста экономики и бюджетных поступлений не за счет административного давления на реальный сектор, а за счет детенизации. И мы используем соответствующие механизмы: перешли на рискоориентированную систему, приняли распоряжения, которые нацелили налоговые органы на работу с “транзитными” фирмами, “налоговыми ямами” и т.д. Все это дало свой результат. — Как вы можете прокомментировать многочисленные жалобы на отказы налоговых органов принимать налоговые декларации (особенно в прошлом году), принятие деклараций с пометкой “к сведению”, использование механизма признания сделок ничтожными по надуманным поводам и т.п.? — В медицине есть термин “фантомные боли”. Непринятие деклараций — это такой фантом, стереотип, связанный с работой налоговой службы. В текущем году были приняты “к сведению” лишь 285 деклараций, что значительно меньше 1%. Налоговая служба заинтересована в том, чтобы все подавали декларации. Тогда мы видим все цепочки товарно-денежных потоков. При непринятии отчетности мы боремся не с явлением, а с его следствием — декларацией. Более того, мы заинтересованы, чтобы декларации подавали в электронном виде, дабы исключить контакт налогоплательщика и налоговика. Было ли это в прош­лом году? Да. Но мы сделали выводы. Проводим внутренние проверки и помогаем правильно организовать процесс приема деклараций. — То есть если где-то декларацию с убытками или с превышением налогового кредита не принимают, то это местная инициатива? — Но ведь бывает, что декларации действительно подают с ошибками, а человек не готов их признать и начинает утверждать, что у него ее не принимают из-за убытков. Непринятие декларации не поможет бороться с убытками. Все же в налоговой службе работают здравомыслящие люди. — А что вы можете сказать насчет массового признания сделок ничтожными? — Это рабочий механизм. Рискоориентированная система четко делит предприятия по категориям: предприятия реального сектора, предприятия-инструменты, “спящие” предприятия, не отчитывающиеся предприятия. Делает это компьютерная программа на основе статистических данных (адрес массовой регистрации, директор и бухгалтер — одно лицо, банкроты, отсутствие активов и т.п.) с использованием математических методов, которые позволяют убрать отсюда мелкий бизнес и т.п. Далее мы можем выявить, когда предприятие генерирует налоговый кредит, который потом нигде не заявляется в виде обязательств, — по сути, “налоговую яму”. Можем обнаружить резкий всплеск количества контрагентов, что говорит о возможном использовании фирмы в качестве “транзитной”. Сопоставление всего перечисленного позволяет определить, где “яма”, где выгодополучатель. Выгодополучателю мы говорим, что он должен заплатить налог в бюджет, а практическим инструментом, который дал нам законодатель, является признание сделки ничтожной, заведомо противоречащей интересам государства. Мы построили систему, в которой человеческий фактор минимизирован. И эта система позволяет обнаруживать контакты реального и теневого секторов экономики. — Но ведь возможны и ошибки. Например, когда обычное предприятие является контрагентом другого обычного предприятия, а уже в схеме этого другого оказывается “яма”? — Наверняка какой-то процент в автоматическую выборку может попасть. Лес рубят — щепки летят (вот и Иосиф Сталин любил эту пословицу; см. стр.18-20. — Ред.). Но мы же потом разбираемся, и если предприятие не виновато, то соответствующая справка не составляется. Справку-то составляет не компьютер, а налоговый инспектор. Действительно, по стране было обнаружено очень много ничтожных сделок. Однако их вал пошел на спад с начала года. Бизнес понял наши требования и осознал, что их безопаснее выполнять. Понятно, что бизнес представлен в парламенте, и от этого инструмента сейчас кое-кто пытается искать защиту. Но мы должны ставить интересы государства выше собственных. — В чем, на ваш взгляд, причины связанных со взиманием акцизного налога проблем, которые явно проявляются в текущем году? Это уход в тень? — В прошлом году в преддверии повышения ставок акцизов на алкоголь и табак производители наращивали объемы. Поэтому во многом рост поступлений на уровне ниже запланированного объясняется высокой базой сравнения прошлого года. Сегодня наблюдается снижение объемов производства. Хотя рост поступлений на 13% есть. По нефтепродуктам рост составляет 7%. Здесь причина в увеличении доли импорта с 33% до 50%. — В Бюджете-2011 заложен ресурс на возмещение НДС, достаточный лишь для удовлетворения текущих заявок, но не для погашения еще и накопленной задолженности. Как вы собираетесь решать эту проблему? И можно ли в подобной ситуации всерьез говорить об автоматическом возмещении НДС? — Проблему накопленной задолженности мы решаем. Рост поступлений в бюджет автоматически дает рост возмещения. За пять месяцев возмещено 16,7 млрд грн., тогда как в прошлом году за тот же период — 6,3 млрд грн. Вследствие превышения плановых сборов налогов Минфин соглашается с тем, чтобы мы направляли на возмещение большие суммы. И за счет этого идет погашение накопленных долгов. Но надо понимать, что долг есть активный и пассивный. Было много “схемного” налогового кредита. Мы его убрали, и теперь наши аргументы и аргументы плательщиков рассматривают суды. — Да, возместили за пять месяцев 16,7 млрд грн., но заявка за этот же период составила (даже за вычетом упрежденных налоговиками сумм) почти столько же — 16,3 млрд грн. — Заявка – это всего лишь заявка. Продолжаются попытки заявлять к возмещению “схемный” НДС. К тому же законодатель четко определил ответственность налоговой службы за несвоевременное возмещение НДС — пеню. Сколько пени было заплачено? — Нисколько, поскольку отсутствует механизм, подзаконные акты. — И не будет ничего заплачено (поразительная откровенность. — Ред.)! Сегодня нет оснований у кого-либо требовать начисления этой пени. И так будет дальше, поскольку задача налоговой службы не платить пеню, создавая дополнительные расходы для государства, а администрировать НДС, чтобы возмещение производилось в срок. Несмотря на весь скепсис в отношении автоматического возмещения, в июне 2/3 суммы возмещения, предусмотренной бюджетной росписью, отдано в автоматическом режиме. Если начинали мы с автоматического возмещения 24 плательщикам 457 млн грн. (см. на www.business.ua БИЗНЕС №12 от 21.03.11 г., стр.44, 45. — Ред.), то в этом месяце 122 плательщикам автоматически возмещено 2,2 млрд грн. (см. стр.48. — Ред.). Было много нареканий по поводу необъективности критериев для автоматического возмещения НДС. Однако пока только шесть предприятий подали иски в суд относительно своего несогласия с тем, что они не соответствуют критериям. И один такой спор уже рассмотрен в пользу налоговой службы. Остальные согласились с предложенными правилами. — У БИЗНЕСа есть данные, что по февральской заявке за январь в срок не был возмещен почти 1 млрд грн. И следующая заявка тоже не была полностью удовлетворена. — Все, кто имел законное право, возмещение получили. — То есть те суммы, которые не были выплачены, находятся в судах? — Конечно. Если заявка составляет 4 млрд грн. в месяц, это не значит, что выплачена должна быть вся эта сумма. Какую долю у нас составляет теневая экономика? — Есть разные оценки. — Но она у нас есть? — Конечно, она есть везде. — Она оказывает влияния на формирование заявки на возмещение? — Наверняка. — Налоговая служба на это реагирует. Поэтому приравнивать сумму заявки к сумме возмещения неправильно. 25-30% производимого ныне возмещения — это погашение старых заявок. — А пассивная просроченная задолженность в судах будет? — Нет. Налоговая служба дает оценку правомерности заявки суммы на возмещение. Если мошенник заявляет какую-то сумму к возмещению, не имея на это права, мы же не можем говорить, что это долг государства. — Но ведь еще нет решения суда, которое бы определило эту сумму как неправомерно заявленную? — Решение суда говорит, имеет ли плательщик право на получение этой суммы. Но государство в лице налоговой свое решение уже вынесло (вот так! Заодно и статистика улучшается. — Ред.). И на этот момент это не долг государства. — Фиктивные заявки на возмещение НДС остаются проблемой даже в условиях увеличения контрольных инструментов (приложение 5 к декларации, записи в книгах учета выданных и полученных налоговых накладных, Единый реестр налоговых накладных)? — Они имеют место. — Но если всего 2000 плательщиков заявляют возмещение, то все “ямы” можно пересчитать по пальцам? — Их надо обнаружить и ликвидировать. Чем мы и занимаемся. Тут все определяется уровнем жадности. Кто-то верит в русское “авось”. Кто-то всерьез занимается этим промыслом. Но мы это явление искореним. — Не получится ли так, что автоматическое возмещение со временем тоже начнет использоваться в схемах? В частности, налоговый кредит вполне может переноситься теми предприятиями, которые под него не подпадают, на те, которые вошли в перечень? — Это уже будет схема. Схема — это когда движение документов не соответствует движению товара. Такие схемы чисто гипотетически могут начать применяться. Но они не могут применяться долго, поскольку, давая согласие на возмещение НДС, мы смотрим на экономическую составляющую операций. Если кто-то попробует этим заниматься, то предприятие может выпасть из списка на автоматическое возмещение так же, как попало в него. Хотя я не думаю, что крупные предприятия на это пойдут. — В полной ли мере налоговую службу устраивает текст правительственного законопроекта об упрощенной системе налогообложения? — Функции законодательной инициативы у налоговой службы нет, налоговую политику определяет Минфин. А мы выполняем законы. К сожалению, вопрос упрощенной системы налого­обложения тоже сильно политизирован. На вопросе “упрощенки” некоторые политики пытаются заработать политические дивиденды. Что касается законопроекта, то, я считаю, там заложены все механизмы, чтобы дать толчок развитию малого бизнеса. Да, можно было сделать его жестче. И мы такие предложения давали. Часть из них учли. — Количество субъектов малого бизнеса в текущем году все же сократилось? — Нет, произошло их перераспределение. Количество “единоналожников”- физлиц сократилось с 1024 тыс. до 959 тыс., плательщиков фиксированного налога — на 68 тыс., до 238 тыс. Но при этом предпринимателей на общей системе стало больше на 163 тыс. (1260 тыс.). Общее количество предпринимателей даже увеличилось. — С чем связано то, что уже по прошествии месяца после вступления в силу Кодекса госорганы (и ГНСУ в частности) стали предлагать внести изменения в него? Зачастую к тому же возвращающие все на круги своя (в частности, в вопросе освобождения от НДС операций по предоставлению консалтинговых и подобных услуг)? Откуда эта непоследовательность? — Мы сделали очень большой шаг, приняв Налоговый кодекс. Количество предлагаемых ныне изменений совсем не критическое. Просто большому документу после некоторой обкатки потребовалась небольшая шлифовка. То же освобождение от НДС услуг было привязано к прошлогодней версии упрощенной системы налогообложения. Сегодня это нецелесообразно. — Будет ли налоговая служба в обозримом будущем инициировать еще какие-нибудь законодательные изменения? — Да, будет. Например, обсуждается идея перехода от ежеквартального декларирования налога на прибыль к ежегодному. Имеется инициатива по созданию виртуального “налогового кабинета” с возможностью плательщика дистанционно зайти, заполнить декларацию, посмотреть лицевой счет и т.д. Работаем над стандартизацией налоговой отчетности. Досье БИЗНЕСа Александр Клименко, заместитель председателя Государственной налоговой службы Украины Родился: 16 ноября 1980 г. в г.Макеевке Донецкой обл. Образование: Донецкий государственный университет управления (2002 г.); Днепропетровское региональное отделение Национальной академии управления при Президенте Украины (2010 г.); кандидат экономических наук. Карьера: 1997-2005 гг. — работа в коммерческих структурах; 2005-2010 гг. — заместитель начальника СГНИ по работе с крупными налогоплательщиками г.Донецка; с мая 2010 г. — первый заместитель председателя ГНАУ в Донецкой обл.; с сентября 2010 г. — председатель ГНА в Донецкой обл.; с 18 февраля 2011 г. — заместитель председателя ГНСУ. Семейное положение: женат, есть сын и дочь. Газета «БИЗНЕС» №26 (961) 27.06.2011

По материалам ГНА в г.Киеве
Теги
Отключить рекламу
Комментарии
Комментирование новости отключено
Контекстная реклама
Отключить рекламу
Календарь бухгалтера
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Приложение
Курсы валют
Для того, чтоб распечатать текст необходимо авторизоваться или зарегистрироваться