Сайт для бухгалтеров №1 в Украине

Получайте
новости почтой!


Бухгалтер 911, май, 2020/№20
Печатать

Налоговый кредит VS фиктивный контрагент

Казанова Марина, налоговый эксперт, CAP
Ситуация. Налоговики требуют снять налоговый кредит по операции (подать УР к декларации по НДС) в связи с тем, что контрагент по данным налоговиков является фиктивным. Проверяем по реестрам контрагента — фирма работает. На основании чего мы должны снимать налоговый кредит?

Сразу отметим — такая практика налоговиков не нова. Но в большинстве случаев требования налоговиков не имеют под собой достаточных законодательных оснований.

При каких условиях плательщик имеет право на налоговый кредит (НК) по НДС, четко определяет НКУ:

1. Должна быть осуществлена операция покупки товаров/услуг (п. 198.1 НКУ).

2. Плательщик должен получить от контрагента зарегистрированную НН на такую покупку (п. 198.6 НКУ). При этом согласно п. 201.10 НКУ НН, составленная и зарегистрированная после 01.07.2017 г. в ЕРНН, является для покупателя товаров/услуг достаточным основанием для отражения НК по НДС и не требует любого другого дополнительного подтверждения.

А значит, поставить под сомнение право на НК плательщика при наличии зарегистрированной НН налоговики могут, только если будет доказано, что сделки (операции) реально не было.

Раньше одним из оснований для признания налоговиками сделки нереальной было открытие на должностных лиц контрагента уголовного дела по ст. 205 УКУ «Фиктивное предпринимательство». Считалось, что документы, выданные фиктивным юрлицом, не могут подтверждать реальность операции. То есть операция признавалась нереальной автоматически. Поскольку от этого страдало много добросовестных плательщиков, которые работали с такими контрагентами, в конце 2019 года ст. 205 исключили из УКУ, тем самым лишив возможности фискалов «автоматически» признавать сделки нереальными.

Причем согласно ст. 58 Конституции Украины нормы, смягчающие ответственность лица, имеют обратную силу во времени. Поэтому открытые дела по этой статье подлежат закрытию.

Более того, и до отмены ст. 205 УКУ суды заявляли, что факта открытия уголовного дела для признания операций нереальными недостаточно — должно быть вынесено решение суда (например, постановление Верховного Суда от 22.01.2020 г. по делу № 826/9569/18).

Судя из ситуации, соответствующего решения суда о привлечении должностного лица контрагента к уголовной ответственности за фиктивное предпринимательство не было, поэтому и говорить о нереальности хозоперации с таким контрагентом преждевременно. Более того, даже если бы такое решение было — важно, чтобы было доказано, что фиктивные операции осуществлялись именно за тот период, за который осуществлена и ваша операция с контрагентом. При этом отметим, что если в отношении контрагента открыто уголовное дело либо есть решение, например по ст. 212 УКУ «Уклонение от уплаты налогов», то это не является еще основанием для признания сделки с ним нереальной.

Проверить контрагента можно с помощью бесплатного запроса сведений в ЕГР (usr.minjust.gov.ua/ua/freesearch) либо ресурса «Дізнайся більше про свого бізнес-партнера» (tax.gov.ua).

Поэтому, только если конкретно ваша сделка с контрагентом, которого фискалы считают фиктивным, будет признана нереальной, у налоговиков могут быть основания снять НК. Ни о каком «заочном» либо «автоматическом» признании сделки нереальной речи быть не может. Как отмечают суды (см., например, постановление Верховного Суда от 25.09.2019 г. по делу № 817/992/15), анализ реальности хозяйственной деятельности должен осуществляться на основании данных налогового, бухгалтерского учета налогоплательщика и соответствия их действительному экономическому содержанию.

Если реально приобретение товаров/услуг у контрагента было, можно проследить факт приобретения товара, его дальнейшее движение, есть первичка, то законных оснований снять НК у налоговиков нет.

О факте осуществления хозоперации свидетельствуют фактическое движение активов или изменения в собственном капитале или обязательствах плательщика в связи с его хоздеятельностью, которые соответствуют экономическому смыслу, отраженному в заключенных налогоплательщиком договорах, и должны подтверждаться первичными документами.

Также достаточно часто «нереальность» операции с контрагентом налоговики пытаются обосновать наличием в их базе налоговой информации: (1) о невозможности проведения встречных сверок контрагентов по цепочке поставки; (2) об отсутствии у контрагента достаточных ресурсов для проведения хоздеятельности; (3) об отсутствии контрагента по местонахождению.

В то же время, как отмечают суды (см., например, вышеназванное постановление Верховного Суда от 25.09.2019 г. по делу № 817/992/15, решение Черниговского окружного админсуда от 21.03.2019 г. по делу № 620/21/19), только наличие налоговой информации не может служить обоснованием фиктивности или нереальности хозяйственной операции:

«любая налоговая информация носит исключительно информативный характер и не является надлежащим доказательством в понимании процессуального Закона, если первичные документы налогоплательщика не использовались и не анализировались»;

«Нормы налогового законодательства не определяют место нахождения плательщика налога (контрагента) как критерий правового статуса налогоплательщика, в частности и относительно получения налоговой преференции в форме налогового кредита».

Верховный Суд в постановлении от 06.02.2018 г. по делу № 804/4940/14 отмечал, что

«отсутствие у контрагентов материальных и трудовых ресурсов не исключает возможности реального выполнения им хозяйственной операции и не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды покупателем, поскольку привлечение работников является возможным по договорам гражданско-правового характера, аутсорсинга и аутстаффинга».

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях Верховного Суда от 30.01.2018 г. по делу № 2а/1770/3360/12; от 19.06.2018 г. по делу № 826/7704/16.

И самое главное: нормы налогового законодательства не ставят в зависимость достоверность данных налогового учета налогоплательщика от соблюдения налоговой дисциплины его контрагентами, если этот плательщик (покупатель) нес реальные расходы в связи с приобретением товаров/работ/услуг, предназначенных для использования в его хоздеятельности. Нарушение определенным поставщиком товара/ работ/услуг в цепи поставок требований налогового законодательства или правил ведения хоздеятельности не может быть основанием для выводов о нарушении покупателем товара/работ/услуг требований законодательства по формированию налогового кредита (постановление Верховного Суда от 25.09.2019 г. по делу № 817/992/15).

Соответственно требования налоговиков снять НК только на том основании, что у них есть подозрения о возможной фиктивной деятельности контрагента, незаконны. Без анализа первичных документов судить о реальности хозоперации они не вправе.

фото автора В фокусе
Амброзяк Наталья Подаем бенефициаров: когда и как [время пришло]...
105401 320
Для того, чтоб распечатать текст необходимо авторизоваться или зарегистрироваться
copy-print__image
Данная функция доступна только
авторизованным пользователям