Отключить рекламу

Подпишитесь!


Бухгалтер 911, декабрь, 2018/№50
Печатать

Имплементация BEPS в Украине: чего ожидать?

Смердов Виталий, шеф-редактор, buhgalter911@mail.ua
Декабрь — это месяц, в котором традиционно решается вопрос налогового реформирования на следующий год (и это несмотря на то, что в идеале данный вопрос должен решаться не позднее, чем за 6 месяцев до начала года). Этот год — не исключение и, более того, на повестке дня реформы, которые могут повлиять на украинский бизнес на много лет вперед (как в свое время повлияла СЭА НДС), а именно, вопросы имплементации BEPS и налога на выведенный капитал. В этой статье уделим внимание именно BEPS.

Многие из вас, должно быть, знают, что в конце ноября был опубликован законопроект, который должен внести изменения в НКУ с целью внедрения в него так называемого плана BEPS. Изначально планировалось, что за него проголосуют в 2018 году, чтобы большинство его положений заработало уже в 2019 году. Но на сегодняшний день он еще даже не зарегистрирован в ВРУ, и шансы на его принятие именно в текущем году (как и шансы на принятие в этом году налога на выведенный капитал) стремительно падают — особенно на фоне принятия законопроекта от 05.11.2018 г. № 9260.

По нашим данным, на момент подготовки данного материала еще даже не определено, какой именно орган будет подавать законопроект в ВРУ.

Но, как мы понимаем, рано или поздно эти правила все равно введут. С другой стороны, отменить упрощенную систему (в том числе, для сферы сельского хозяйства), ввести РРО для всех и т. п. грозятся уже не первый год, но пока эти угрозы так и не реализованы. Но теперь к делу.

Одно из основных новшеств упомянутого законопроекта BEPS, которое может затронуть украинский бизнес, — это контролируемые иностранные компании (во всем мире эти правила называются так же — англ. controlled foreign companies, или сокращенно CFC, в Украине соответственно КИК). В двух словах, это нормы, которые позволят облагать физических лиц — налоговых резидентов Украины НДФЛ уже на том основании, что они просто владеют иностранными компаниями. Такое налогообложение будет происходить исходя из прибыли, заработанной данными компаниями (по данным финансовой отчетности, но с корректировками, похожими на правила налога на прибыль) и не распределенной в виде дивидендов.

Если подробнее, то КИК — это юридические лица (а также ряд образований без статуса юридического лица — трасты, фонды и т. п.), которые находятся под контролем физического лица — резидента Украины. Что касается контроля, то к его признакам относят, в частности, владение долей в иностранном юридическом лице в размере 50 % и больше, осуществление фактического контроля над таким лицом.

Фактический контроль — это, в частности, возможность давать обязующие указания органам управления юридического лица, ведение лицом переговоров и согласование существенных условий таких сделок и т. п.

Но даже если такой контроль есть, то КИК не будет, если:

1) между Украиной и юрисдикцией, в которой зарегистрирована/находится иностранная компания, есть действующий договор об избежании двойного налогообложения (double taxation treaty) и

2) такая юрисдикция не входит в перечень низконалоговых (на сегодняшний день утвержден постановлением Кабмина от 27.12.2017 г. № 1045), и выполняется любое из следующих требований:

— такая иностранная компания фактически уплачивает налог на прибыль по эффективной ставке, которая меньше чем базовая ставка налога на прибыль в Украине, не более чем на 5 процентных пункта. Эффективная ставка определяется путем деления расходов на уплату налога на прибыль на сумму прибыли до налогообложения по данным финансовой отчетности. Поэтому номинальная ставка может быть и большой, но учитываться все равно будет реальная ставка (к примеру, на Мальте номинальная ставка налога на прибыль 35 %, но в реальности она, как правило, уменьшается до 5 %);

— доля пассивных доходов такой компании (роялти, дивиденды и т. п.) составляет не более 50 % от общей суммы доходов такой компании из всех источников. Именно поэтому в зоне риска, в первую очередь, иностранные компании — холдинги.

Если данные условия не соблюдаются и КИК все же возникает, то прибыль такой иностранной компании (или компаний) по данным финансовой отчетности будет создавать объект НДФЛ для ее собственника — физического лица, которое является налоговым резидентом Украины. В таком случае ему потребуется определять объект налогообложения, которым, как мы уже говорили, будет прибыль иностранной компании, исходя из доли, которой владеет (или которую контролирует) данное физическое лицо. Такая прибыль определяется по данным бухгалтерского учета — в системе, принятой в соответствующей юрисдикции (МСФО, GAAP, национальные правила). Далее она корректируется на разницы по правилам, похожим на правила отражения корректировок в части налога на прибыль (в частности, такая прибыль увеличивается на сумму уценок, безнадежной задолженности и т. п. — т. е. на элементы, которыми можно было бы манипулировать с целью занижения прибыли).

Таким образом, данные правила — в случае их принятия — создадут для бизнеса в Украине массу новых задач. Именно поэтому на практике уже разрабатывают алгоритмы, которые позволят избежать КИК. Среди таких рекомендаций — отказываться от «чистых» холдингов и совмещать на подобных иностранных компаниях активную деятельность (продажу товаров/услуг и т. п.), перевод компаний из низконалоговых юрисдикций (например, из Кипра на Мальту или в Латвию/Эстонию, в которых уже введен налог на выведенный капитал) и т. п.

Законопроект предусматривает также и ряд других новшеств. В части последних появление платежей, приравненных к дивидендам, и их обложение «дивидендным» авансовым взносом (в таком случае он будет платиться не сразу, а по итогам года, в котором будут осуществляться такие платежи). При этом к таким платежам относятся, в частности, проценты/роялти в пользу нерезидентов — связанных лиц или нерезидентов из низконалоговых юрисдикций свыше суммы, которая определяется по правилам «вытянутой руки» (т. е., фактически, обычных цен, что, вероятно, потребуется доказывать по правилам трансфертного ценообразования).

Еще раз напомним — вероятность принятия данного законопроекта в текущем году сильно снизилась. И это к лучшему, поскольку неподготовленность бизнеса к столь значимым изменениям (особенно на фоне их возможного принятия в последних числах года) могла нанести больше вреда, чем пользы (несмотря на заверения о том, что данные новшества — общеевропейский тренд).

Для того, чтоб распечатать текст необходимо авторизоваться или зарегистрироваться