Отключить рекламу

Подпишитесь!


Бухгалтер 911, февраль, 2019/№7
Печатать

ГФС посчитала, что у нерезидента в Украине постоянное представительство и обложила выплаты на него налогом на репатриацию

Смердов Виталий, шеф-редактор, buhgalter911@mail.ua
Будущее налогового администрирования уже наступило — налоговики не просто выявляют акционеров и бенефициаров нерезидентов через открытые/полуоткрытые реестры (например, кипрский реестр компаний), но также обращаются в налоговые органы других юрисдикций, оценивают место фактического управления нерезидентом и совершают прочие действия, которых от них не ожидали еще пару-тройку лет.

Данный судебный кейс привлек внимание многих налоговых консультантов-международников и не без причин. Судебное решение охватывает много вопросов, но внимание приковала к себе его часть, которая касается налога на репатриацию (в международной практике он чаще употребляется в разговоре как налог у источника или withholding tax). В ней рассматривалась следующая операция. Компания — резидент Украины приобрела у нескольких компаний — резидентов Кипра 100 % корпоративных прав другой украинской компании. При этом такой покупатель со ссылкой на ч. 4 ст. 13 Конвенции об избежании двойного налогообложении между Украиной и Кипром (далее — Конвенция) не облагал выплаты по данной операции налогом на репатриацию.

Напомним, что согласно данной части Конвенции доходы от продажи нерезидентом прочего имущества (к которому относятся и корпоративные права) в Украине налогом на репатриацию не облагаются.

У налоговой на этот счет было другое мнение. При проверке она выявила, в частности, следующее:

— продавец — резидент Кипра не имеет постоянного места ведения деятельности на Кипре (собственного или арендованного). При этом все важные для продавца функции выполняются на территории Украины физическими лицами — гражданами Украины на основании доверенностей;

— директор второй компании продавца — резидента Кипра также не имеет места постоянного ведения деятельности на Кипре или персонала (кроме директора, который является директором одновременно в 10 кипрских компаниях). При этом, как и в первом случае, ГФС посчитала, что все важные для такого продавца функции выполняются в Украине физическим лицом — гражданином Украины по доверенности. Среди таких функций налоговая упомянула заключение договоров купли/продажи корпоративных прав, подписание уставов в новых редакциях и т. п.

На этом основании проверяющие посчитали, что продавцы — резиденты Кипра при продаже корпоративных прав действовали в Украине через постоянное представительство. И поэтому данные операции на основании ст. 7 Конвенции должны облагаться налогом на репатриацию по месту расположения такого постоянного представительства — т. е. в Украине (по ставке 15 %).

Данные по директорам кипрских компаний (в частности, в скольких компаниях они числятся) можно легко проверить в открытых/полуоткрытых источниках, в частности, на официальном портале: efiling.drcor.mcit.gov.cy. И, как показывает практика, ГФС этими сведениями не пренебрегает.

При этом, что интересно, налоговую не смутило то, что покупатель корпоративных прав — резидент Украины ранее запросил по данному вопросу индивидуальную налоговую консультацию, и ее вывод был для него положительным.

Формально индивидуальная налоговая консультация может спасти от ответственности, но не от доначислений (если проверяющие посчитают, что она неправильная). Но на практике проверяющие выводы своих же коллег в таких консультациях, чаще всего, не оспаривают.

К счастью, суд с такой позицией налоговиков не согласился и решение ГФС отменил.

Основаниями для этого послужило следующее:

— покупатель получил от нерезидентов справки о резидентстве, чем выполнил формальные условия для применения Конвенции;

— покупатель имел на руках положительную индивидуальную налоговую консультацию;

— данные от кипрской налоговой свидетельствуют, что управление кипрскими компаниями осуществлял исполнительный орган (правление, директора) с местом расположения на Кипре, а не физическими лицами — гражданами Украины.

Полностью поддерживаем позицию суда. Но поскольку действия ГФС свидетельствуют об эволюционировании методов налогового контроля, обращаем ваше внимание на следующее:

— налоговики при проверке в том числе направляли запросы в налоговые органы Кипра. В этом ключе важно, чтобы иностранный контрагент не сообщил ничего лишнего (например, о том, что место управления компанией действительно находится в Украине). Поэтому важно держать такую коммуникацию под контролем;

— рекомендуем не нанимать на свои иностранные компании номинальных директоров, которые числятся одновременно директорами многих компаний. Это проверяется достаточно легко, и в случае выявления, может поставить под угрозу применение конвенции об избежании двойного налогообложения (налоговики в таком случае могут, например, сказать, что нерезидент не является бенефициаром дохода). Поэтому рекомендуем оставлять на таких компаниях реальных директоров, что также позволит избежать проблем с банковским счетом. К слову, в Европе, особенно в Прибалтике (Латвия, Литва, Эстония) банки очень строго относятся к процедурам открытия и поддержания счетов (причем иногда их методы даже строже, чем у налоговой). Если они выявят, что директор номинальный, то счет такой компании просто не откроют;

— кипрские/иные компании действительно часто управляются фактически бенефициарами из Украины на основании доверенностей. Выявить эту информацию налоговики способны только в том случае, если они фактически увидят такую доверенность. Поэтому важно, чтобы они данный документ ни при каких обстоятельствах не обнаружили.

Но даже в этом случае обосновать такое решение можно. Дело в том, что продажа корпоративных прав украинских компаний сопряжена с перерегистрацией в ЕГР и нотариальным удостоверением подписей на акте приемки-передачи. Поэтому в случае возникновения вопросов можно настаивать на том, что доверенность служила лишь для обеспечения возможности проведения таких перерегистраций.

Для того, чтоб распечатать текст необходимо авторизоваться или зарегистрироваться