Отключить рекламу

Подпишитесь!


Бухгалтер 911, апрель, 2018/№17
Печатать

Первичные водопользователи тоже имеют санитарно-гигиенические нужды!

Шевчук Михаил, налоговый эксперт
Конечно, это утверждение и не поддается сомнению, но налоговики поставили под вопрос тот факт, что виды использования воды (в том числе и на санитарно-гигиенические нужды), за которые не взимается рентная плата, касаются и первичных водопользователей. И это их умозаключение стоит того, чтобы его опровергнуть !

Не успели мы порадоваться за вторичных водопользователей, которые с 01.01.2018 г. больше не являются плательщиками рентной платы за спецводопользование*, как «радость» свалилась на первичных. «Корень зла» — письмо ГФСУ от 19.01.2018 г. № 1579/7/99-99-12-03-04-17. Вернее, его утверждение: «определенные в п. 255.4 ст. 255 Кодекса виды использования воды, за которые не взимается рентная плата, касаются исключительно вторичных водопользователей, которые в соответствии с п. 255.1 ст. 255 Кодекса с 2018 года не являются плательщиками рентной платы».

* О чем вы могли прочесть в статьях «Отчитываемся за 2017 год: эконалог, рента и единый налог» (журнал «Бухгалтер 911», 2018, № 4) и «Вторичные водопользователи: game over!» (журнал «Бухгалтер 911», 2018, № 5). О подаче декларации по водной ренте за І квартал подробнее шла речь в материале «Дебютная в 2018 году отчетность по ренте за спецводопользование» (журнал «Бухгалтер 911», 2018, № 15).

В связи с этим следует напомнить, что, во-первых, согласно п. 255.2 НКУ водопользователи, использующие воду исключительно для удовлетворения питьевых и санитарно-гигиенических нужд, не являются плательщиками рентной платы за спецводопользование. То есть если использовать воду только на упомянутые нужды, то водопользователь не является плательщиком водной ренты в принципе.

Соответственно, рассчитывать размер ренты за спецводопользование им не нужно.

Причем нигде не сказано, что касается это лишь первичных или только вторичных водопользователей. И налоговики этого не отрицают.

А вот отчитываться по водной ренте ГФСУ некогда от них требовала (разъяснение из категории 121.06 ЗІР, отнесенное в разряд недействующих), что является утверждением весьма спорным . С другой стороны, от этой обязанности спасала (и должна продолжать спасать) подача налоговикам заявления, в котором сообщается об отсутствии у плательщика в отчетном году объекта обложения рентной платой.

Рекомендуем подать такое заявление (опять-таки только первичным водопользователям) не позднее предельного срока подачи декларации за I квартал, т. е. четверга, 10 мая.

Во-вторых, есть еще п.п. 255.4.1 НКУ, который устанавливает, что водная рента не взимается за воду, используемую для удовлетворения питьевых и санитарно-гигиенических нужд. Вот в нем-то ГФСУ и усомнилась...

Эта норма, по нашему мнению, касается случая, когда водопользователь (причем опять-таки неважно, первичный или вторичный) использует воду на питьевые и санитарно-гигиенические и на другие нужды. В таком случае уплачивать рентную плату, считаем, нужно только за использование воды на такие другие нужды. Но и до нового года разъяснения налоговиков как хотели, так и склоняли эту норму...

Ахиллесова пята новой позиции ГФСУ — отсутствие под ней хоть какой-либо почвы. Поэтому есть все основания противиться и отбиваться!

Для того, чтоб распечатать текст необходимо авторизоваться или зарегистрироваться